Различного рода памятников и фонтанов в Кельне великое множество. Самые известные из них находятся на сравнительно небольшой территории Старого Города недалеко от самой главной городской достопримечательности – Кельнского кафедрального собора.


Германские зарисовки

Германские зарисовки

Германские зарисовки. Часть I
Германские зарисовки. Часть II
Германские зарисовки. Часть III
Германские зарисовки. Часть IV
Германские зарисовки. Часть V

Германские зарисовки

Часть VI. Памятники и фонтаны Кельна

Различного рода памятников и фонтанов в Кельне великое множество, что не удивительно для огромного города с миллионным населением. Однако самые известные из них находятся на сравнительно небольшой территории Старого Города и увидеть их можно в ходе непродолжительной прогулки не слишком удаляясь от самой главной городской достопримечательности – Кельнского кафедрального собора.

Что ж, прямо от собора и начнем. И начнем с памятников наиболее известным личностям – королям и императорам. Кафедральный собор стоит рядом с переброшенным через Рейн железнодорожным мостом Гогенцоллернов. Назван мост в честь династии, с XV века правившей в Бранденбурге, а позднее и в присоединенной к Бранденбургу Пруссии. С обеих сторон моста установлены памятники последним четырем правителям этой династии – Фридриху Вильгельму IV, Вильгельму I, Фридриху III и Вильгельму II.

Памятник кайзеру Вильгельму II

Памятник кайзеру Вильгельму II

На левом берегу Рейна, недалеко от собора прямо рядом с мостом стоит памятник последнему германскому монарху – кайзеру Вильгельму II. Кайзер был близким родственником последнего русского императора Николая II. Царственные родственники обращались друг к другу запросто – «кузен Ники» и «кузен Вилли», хотя кузенами в прямом смысле этого слова не были. Эти обращения использовались ими, очевидно, потому, что Николай был женат на кузине Вильгельма – принцессе Алисе Гессен-Дармштадтской (в православии Александра Федоровна). Хотя Вильгельм, так же, как и Николай, утратил трон в результате революции, кончина его не была столь трагична, как у «кузена Ники». От революции он бежал в Нидерланды, где и жил вплоть до своей естественной смерти в 1941 году.

Памятник кайзеру Вильгельму II

Памятник кайзеру Вильгельму II

Недалеко от другого моста через Рейн – Дойцебрюкке – на площади Хоймаркт стоит памятник еще одному Гогенцоллерну – королю Пруссии Фридриху Вильгельму III.

Памятник королю Пруссии Фридриху Вильгельму III

Памятник королю Пруссии Фридриху Вильгельму III

Правителем он был посредственным, как говорится, звезд с неба не хватал. Однако, во время его правления Пруссия, благодаря ее участию в антинаполеоновской коалиции, после победы над Наполеоном присоединила довольно обширные территории в Рейнской области, в том числе и Вестфалию с Кельном. Еще Фридрих Вильгельм III , в первую очередь, интересен нам тем, что при нем прусские Гогенцоллерны напрямую породнились с русским правящим домом Романовых.

Памятник королю Пруссии Фридриху Вильгельму III

Памятник королю Пруссии Фридриху Вильгельму III

Дочь Фридриха Вильгельма III Шарлота вышла замуж за брата русского императора великого князя Николая Павловича, который впоследствии стал императором Николаем I. Таким образом, Фридрих Вильгельм III являлся уже упомянутым выше Вильгельму II прадедом, а Николаю II прапрадедом, что не помешало «кузенам» в первую мировую войну схлестнуться друг с другом не на жизнь, а на смерть. Но здесь, перефразируя известную поговорку, «ничего личного, только политика».

Думаю, что о русско-прусских монархическо-династических отношениях сказано вполне достаточно. Перейдем к темам более приземленным. Например, к кельнским фонтанам. Мы были в Германии в первой половине марта. По причине ранней весны фонтаны еще не работали, однако это не сделало их осмотр менее интересным.

Некоторые кельнские фонтаны совмещают в себе функции и фонтанов и памятников. Таков и уже упомянутый мной в предыдущей части отчета памятник генералу Иоганну фон Верту, стоящий на площади Альтер Маркт рядом со старой городской ратушей.

Памятник генералу Яну фон Верту

Памятник генералу Яну фон Верту

В Кельне этот прославленный генерал более известен под именем Яна фон Верта. Гуляя по набережной Рейна мы видели стоящий у причала речной кораблик, носящий имя этой довольно популярной в Кельне исторической личности.

Речной кораблик «Jan von Verth»

Речной кораблик «Jan von Verth»

Популярность фон Верта у кельнцев объяснить довольно трудно, зная, что генерал не был уроженцем Кельна и что его деятельность на военном поприще никак с историей Кельна не связана. Правда, родился Иоганн фон Верт в Вестфалии и, очевидно, это обстоятельство позволяет жителям Кельна считать его своим земляком. Чем же все-таки прославился генерал фон Верт?

Родился он в конце XVI века в семье мелких дворян и был старшим из восьми детей. В те давние времена мелкие дворяне жили ничем не лучше простолюдинов, поэтому Иоганн рано ушел из семьи и поступил на военную службу рядовым солдатом. Некоторое время он служил в испанской армии, воевавшей в соседних с Вестфалией Нидерландах. Затем перешел на службу к курфюрсту Баварии. В то время в Германии полным ходом шла религиозная, а значит, крайне ожесточенная и кровопролитная, Тридцатилетняя война, на первом этапе которой баварские войска были главной силой Католической лиги, противостоявшей протестантским государствам Северной Европы. Воевавший в кавалерии фон Верт благодаря своим незаурядным способностям сделал блестящую военную карьеру, поднялся по служебной лестнице до генеральского звания и, в придачу к этому, получил баронский титул.

Памятник генералу Яну фон Верту

Памятник генералу Яну фон Верту

Известно, что генерал фон Верт был в высшей степени человеком чести. В одном из сражений он попал в плен и был передан Франции, которая воевала на стороне протестантов. У французов с фон Вертом были свои счеты. Дело в том, что он был мастером глубоких кавалерийских рейдов по тылам противника. Несколько подобных рейдов он совершил и на территорию Франции, после чего долгое время французские мамаши пугали своих непослушных чад «ужасным Жаном де Вертом». Так вот, французы предложили фон Верту предоставить ему относительную свободу в обмен на честное слово, что он не будет пытаться бежать из плена. Фон Верт такое слово дал и за четыре года, проведенных в плену, не предпринял ни одной попытки побега. В конце концов, баварцы обменяли его на одного из попавших к ним в плен военачальников-протестантов, и фон Верт продолжил воевать.

За год до окончания Тридцатилетней войны Бавария заключила с Протестантской лигой сепаратное перемирие и неугомонный фон Верт, как видно еще не навоевавшийся за свою без малого сорокалетнюю военную карьеру, перешел на службу к австрийским Габсбургам. Император Фердинанд III сделал его командующим всей имперской кавалерией, а по окончании войны за все его заслуги высочайшим соизволением даровал фон Верту большое поместье в Богемии и графский титул. Через шесть лет после этого в своем богемском поместье генерал Иоганн фон Верт и упокоился. Бывал ли он после войны в Кельне или нет, документальных свидетельств не сохранилось.
История Иоганна фон Верта нисколько не уникальна. Были в Европе и другие талантливые генералы, сделавшие карьеру с самых низов, но почему-то именно он стал героем одной из самых романтических городских легенд Кельна.

Памятник генералу Яну фон Верту

Памятник генералу Яну фон Верту

На фото видно, что памятник-фонтан представляет из себя высокий постамент, на верху которого установлена скульптура стоящего в полный рост и опирающегося на меч генерала Иоганна фон Верта. У подножия памятника расположена фигура сидящей девушки. Глядя на нее, сразу понимаешь, что дело тут не обошлось без романтической «лав стори».

И правда, легенда гласит, что некогда в славном городе Кельне жил бедный юноша по имени Ян Верт, который был батраком у состоятельного горожанина, торговавшего на рынке зеленью, овощами и фруктами. А у этого торговца-зеленщика была дочь Грета, одна из первых красавиц города. Нетрудно догадаться, что Ян без памяти влюбился в хозяйскую дочь. Конечно, если бы он обладал мускулистым торсом, страстным взглядом, белозубой улыбкой и брутальной небритостью, он мог бы рассчитывать на благосклонность красотки. Но увы, скорей всего, он был неотесанным увальнем, не умевшим связать и пары слов. Будем объективны, его шансы равнялись нулю. К тому же, предмет его страсти, обладавший модельной внешностью и, как это часто бывает в таких случаях, непомерным самомнением, не обладал такими качествами, как кротость и доброта. Грета, заметив влюбленность Яна, не упускала ни одной возможности, чтобы поиздеваться над бедным парнем и выставить его на посмешище перед окружающими. Сама же она вместе с папашей рассчитывала составить более выгодную партию и выйти замуж за человека пусть не более красивого, но гораздо более богатого, чем простой батрак. Легенда гласит, что именно несчастная любовь заставила Яна Верта покинуть Кельн и податься в солдаты.

Очутившись в армии, Ян осознал, что его истинное жизненное призвание не в том, чтобы таскать на рынок тяжелые корзины с репой и яблоками, а в том, чтобы на боевом коне мчаться навстречу опасности, лихо паля из пистолетов и рубя палашом неприятельских солдат. К тому же, со временем у него обнаружились командирские способности и, делая шаг за шагом по карьерной лестнице, он за сорок лет службы прошел путь от рядового солдата до генерала. Вместе с чинами, славой и почестями он заслужил дворянское звание и к его фамилии добавилась благородная приставка «фон».

Легенда гласит, что в конце войны армия, в которой находился Ян фон Верт, готовилась к решающему сражению неподалеку от Кельна. Пользуясь случаем, генерал решил посетить родной город, в котором прошла его юность. Проезжая верхом мимо городского рынка, он обратил внимание на торговку, черты лица которой показались ему знакомыми. Как и полагается в романтических историях, взгляды их встретились и они тотчас узнали друг друга. Конечно же, какие могут быть сомнения, это была Грета. Она постарела и от ее былой красоты мало что осталось, но в памяти Яна сразу же всколыхнулись воспоминания о тех временах, когда она была молодой и прекрасной. Они разговорились и Ян узнал, что Грета так и не вышла замуж. Судьба наказала ее за гордыню – богатый жених так и не подвернулся и она как была рыночной торговкой, так ею и осталась. «Ах, Грета, — сказал Ян, — если бы ты тогда вышла за меня замуж, ты могла бы разделить со мной все, что я сейчас имею. Ты была бы знатной и богатой дамой и любимой женой». «Ах, Ян, — ответила ему Грета, — если бы ты тогда женился на мне, то сейчас стоял бы рядом со мной за прилавком и торговал яблоками». Отдадим ей должное, легендарная Грета была совсем не глупой женщиной.

Недалеко от памятника генералу Яну фон Верту и старой городской ратуши расположен Карнавальный фонтан.

Карнавальный фонтан в Кельне

Карнавальный фонтан в Кельне

Я уже говорил в предыдущей части отчета, что мы были в Кельне сразу же после окончания ежегодного Кельнского карнавала. У католиков и протестантов, по аналогии с православной масленицей, карнавалы проводятся на неделе, предшествующей началу Великого поста. Так же, как и дни масленичной недели, каждый день карнавала имеет свое название. Правда, в разных странах, и даже в разных городах одной страны, проведение карнавала может иметь свои местные особенности. Так вот, в Кельне первый день карнавала называется Бабий Четверг. В этот день ровно в 11 часов 11 минут вся власть в городе переходит в руки женщин. Они, переодевшись в карнавальные костюмы и вооружившись ножницами, выходят на охоту. Охотятся они ни на кроликов, ни на куропаток, а на мужчин. Мужчинам в этот день запрещено выходить на улицу без галстуков. Главная цель женщин – отрезать часть галстука у зазевавшегося мужчины. Отрезанные части галстуков охотницы пришпиливают на свои карнавальные наряды, подобно тому, как индейцы украшали себя скальпами врагов. Согласно сложившемуся за века обычаю, мужчина, у которого срезан галстук, обязан выполнить любое желание женщины, которая произвела это «обрезание». Даже самое непристойное. Поэтому Бабий Четверг имеет и второе название – День Распутниц.

Одну из сцен Бабьего Четверга и изображает Карнавальный фонтан. Скульптурная композиция фонтана состоит из изображения танцующих пар. Выглядят эти пары в достаточной степени эротично.

Фрагмент Карнавального фонтана

Фрагмент Карнавального фонтана

К тому же и фигурка Амура на возвышающейся посреди фонтана колонне не позволяет усомниться в том, что танцами, очевидно, дело не ограничится. Кельнцы шутят, что в Бабий Четверг некоторые особенно темпераментные и любвеобильные мужчины выходят из дома, надев на себя сразу несколько галстуков. Как говорится, гулять, так гулять.

Безусловно, самым известным фонтаном Кельна является фонтан Гномов, расположенный неподалеку от Кельнского кафедрального собора. Он создан на основе легенды о гномах-домовых, которые по ночам помогали жителям города делать домашнюю работу. Делали они это так тихо, что их никогда не было ни видно, ни слышно. Любопытная жена одного портного захотела во что бы то ни стало увидеть их. Вечером на ступенях лестницы, ведущей в подвал, она рассыпала сухой горох. Гномы, вышедшие на работу, поскользнулись на горохе и с грохотом кубарем покатились вниз по лестнице. Хозяйка дома тотчас появилась с фонарем и разглядела несчастных перепуганных малюток. Эту сцену и запечатлел автор фонтана Гномов.

Фонтан Гномов в Кельне

Фонтан Гномов в Кельне

Глупая баба удовлетворила свое любопытство, а гномы обиделись и навсегда ушли из города. Фото фонтана взято мной из Интернета, поскольку сами мы фотографировать фонтан не стали по причине, подробно описанной мной в предыдущей части отчета – за день до нашего приезда закончился ежегодный Кельнский карнавал и все подножие фонтана было завалено оставшимся после него мусором.

Много памятников сооружено жителями Кельна своим согражданам, отличившимся теми или иными добрыми делами. Так, например фонтан Остермана сооружен в честь автора и исполнителя песен Вилли Остермана.

Фонтан Остермана в Кельне

Фонтан Остермана в Кельне

Самые главные его хиты «Тоска по Кельну» и «Однажды на Рейне» знает каждый кельнец. А всего Остерман написал более ста песен. В композиции фонтана присутствуют персонажи наиболее популярных из них.

Фонтан Остермана в Кельне

Фонтан Остермана в Кельне

А вот и сам Вилли Остерман.

Барельеф Вилли Остермана

Барельеф Вилли Остермана

Встретился на маршруте нашей прогулки и памятник другому поэту и музыканту – пианисту Юппу Шмитцу, который был исполнителем веселых карнавальных шлягеров. На памятнике он изображен в клоунском карнавальном колпаке.

Памятник Юппу Шмитцу

Памятник Юппу Шмитцу

В завершение артистической темы еще скажу, что в Кельне есть памятник любимцу кельнской публики актеру-комику Вилли Милловичу. Скульптор изобразил актера сидящим на скамье. Вторая половина скамьи свободна, туда может сесть и сфотографироваться любой желающий. Памятник этот мы не видели, поэтому не сфотографировали.

Зато на глаза нам попался памятник другому юмористу – архиепископу Кельнскому кардиналу Иозефу Фрингсу.

Памятник кардиналу Иозефу Фрингсу

Памятник кардиналу Иозефу Фрингсу

За тысячу двести лет существования архиепископства Кельнского архиепископов была тьма-тьмущая, но вот звания почетного гражданина города был удостоен только Иозеф Фрингс. По отзывам современников, его преосвященство был не только высокообразованным человеком и блестящим проповедником. В придачу к этим замечательным качествам святой отец обладал неистощимым чувством юмора.

Помимо монументальных сооружений, возведенных в честь отдельных личностей, в Кельне есть памятники и фонтаны, посвященные некоторым социальным группам городского населения. Один из них – это фонтан «Торговки рыбой», расположенный на площади Фишмаркт рядом с церковью Святого Мартина.

Фонтан «Торговки рыбой» в Кельне

Фонтан «Торговки рыбой» в Кельне

А еще в Кельне есть памятник женщинам всех национальностей и всех вероисповеданий, которые когда-либо жили в Кельне со времен его основания.

Памятник женщинам Кельна

Памятник женщинам Кельна

О некоторых из этих женщин я и расскажу.

Известно, что в раннехристианские времена в городе некоторое время жила Святая Урсула, которая в этих краях приняла мученическую смерть от рук язычников. Предание гласит, что она была убита за отказ стать женой предводителя диких и свирепых гуннов, которые в те давние времена считались врагами всего прогрессивного человечества. Ну и вели себя соответственно, совершая на просторах Европы разного рода бесчинства и непотребства.

А еще в Кельне в первые годы после его основания жили две женщины, которые хоть и не относились к числу кровожадных гуннов, но имели отношение, правда, скорее не прямое, а косвенное, к совершению ужаснейших преступлений. И одной из этих женщин Кельн обязан своим названием. Вы уже заинтригованы?

В историю эти милые дамы вошли под именами Агриппины Старшей и Агриппины Младшей. Были они древними римлянками и приходились друг другу матерью и дочерью. История эта довольно длинная, но весьма занимательная, и ее стоит рассказать.

Все началось с того, что на том месте, где сейчас расположен Кельн, отец Агриппины Старшей – римский полководец Марк Випсаний Агриппа более 2000 лет тому назад заложил укрепленный военный лагерь Оппидум Убиорум. По Рейну в то время проходила граница между римским государством и территорией, населенной воинственными германскими племенами. По названию переселившегося на левый берег Рейна дружественного римлянам племени убиев Марк Випсаний Агриппа и назвал новое укрепление.

К слову сказать, Марк Агриппа был не просто одним из лучших полководцев Рима, но и личным другом и зятем первого римского императора Октавиана Августа. Неудивительно поэтому, что его дочь Агриппина Старшая вышла замуж за племянника императора Германика. Чтобы не было никаких недомолвок, сразу же и поясню : к древним германцам Германик никакого отношения не имел, просто его так назвали родители. Так вот, Германик, так же, как и тесть, был военным и так же, как и тесть в свое время был направлен в Оппидум Убиорум, командовать римскими легионами на Нижнем Рейне. Вместе с ним, нарушив давний обычай, согласно которому римские жены должны были дома дожидаться возвращения мужей из военных походов, отправилась и Агриппина Старшая. На берегах Рейна она, в дополнение к двум уже имевшимся сыновьям, родила Германику еще четырех детей. Среди этих четырех был сын с длинным-предлинным именем Гай Юлий Цезарь Август Германик, более известный в истории по прозвищу Калигула, и дочь Агриппина Младшая. Из этих двух милых деток со временем выросли люди, обладавшие всеми признаками моральных чудовищ.

Калигула, бывший по меркам того времени вполне приличным молодым человеком, став императором, превратился вдруг в сумасшедшего извращенца. Я не буду приводить здесь список всех его преступлений и сумасбродных чудачеств, однако напомню, что это именно он сделал членом римского Сената своего коня и это именно он сказал о своих подданных : «Пусть ненавидят, лишь бы боялись». За время своего недолгого правления Калигула успел пролить море крови, и был убит заговорщиками.

После этого императором был провозглашен его родной дядя Клавдий, который до этого был ученым и был очень далек от политики. Тем не менее, Клавдий стал способным правителем и снискал любовь и популярность у граждан Рима. Единственное, в чем ему фатально не везло, были его жены. Последней его женой стала родная племянница, сестра Калигулы Агриппина Младшая, которая, обладая непомерным властолюбием, с помощью изощренных интриг сумела женить на себе родного дядю. Однако, надо отдать ей должное, став женой императора, она не забыла о своей малой родине. Оппидум Убиорум был переименован в Колониа Клаудиа Ара Агрипиненсиум, что с латыни переводится примерно как «Колония Клавдия и алтарь Агриппинцев». Статус колонии переводил поселение в ранг имперского города, вводил на его территории римское право, а всем его жителям давал права римских граждан. Постепенно длинное название сократилось до одного слова Колониа, а затем в местном диалекте и вовсе трансформировалось в Кельн. «Крестная мать» Кельна, если можно так назвать язычницу Агриппину, хорошо начала, но плохо кончила. Еще до того, как она стала женой императора, кто-то из древнеримских экстрасенсов предсказал ей, что ее сын будет царствовать, но убьет свою мать. «Пусть убивает, лишь бы царствовал», — ответила предсказателю эта ужасная женщина. Воспользовавшись тем, что у Клавдия не было сыновей, Агриппина уговорила его усыновить ее сына от первого брака Нерона и объявить его своим преемником. Слабовольный Клавдий поддался на уговоры, исполнил просьбу жены, и сразу же после этого был отравлен грибами, которые он очень любил. Императором стал Нерон, правление которого было не менее кошмарным, чем правление Калигулы. И одним из его преступлений стало убийство матери, которая просто допекла его постоянным вмешательством в государственные дела. Предсказание исполнилось.

Подобные истории кого угодно могут повергнуть в уныние и депрессию, поэтому совершенно необходимо сменить тему и поговорить о чем-нибудь легком, веселом и жизнерадостном. В ряду кельнских памятников и фонтанов этим критериям более всего соответствуют скульптуры двух персонажей городского фольклора – Тюннеса и Шелла.

Тюннес и Шелл

Тюннес и Шелл

Про этих двух персонажей жителями Кельна сочинено множество историй и анекдотов. Тюннес – приземистый и коренастый мужичок с физиономией деревенского простака.

Тюннес – воплощение простодушия

Тюннес – воплощение простодушия

Шелл высокий и стройный, «как денди лондонский одет», хитроватый и несколько высокомерный.

Шелл – воплощение хитрости

Шелл – воплощение хитрости

Считается, что в кельнцах сочетаются черты характеров того и другого, не смотря на их совершенно очевидную противоречивость.

Хотя эти две скульптуры и не находятся на открытом пространстве, найти их довольно легко. С задней стороны церкви Святого Мартина расположен большой образованный несколькими зданиями внутренний двор. Обойдя церковь и попав в этот двор, внимательно оглядите его. В одном из углов двора и установлены фигуры Тюннеса и Шелла. Подойдя ближе, вы увидите, что носы и ступни ног этих воплощений кельнского характера до блеска отполированы. Отполировали их в ходе тысячекратного повторения ритуала, соблюдение которого гарантирует исполнение любого желания. Ритуал этот весьма прост. Нужно одной ногой встать на ступню Тюннеса, другой ногой – на ступню Шелла, одной рукой взяться за картофелеобразный нос Тюннеса, другой рукой – за вытянутую руку Шелла.

Сделайте так, и будет вам счастье

Сделайте так, и будет вам счастье

После этого остается загадать желание и набраться терпения, чтобы дождаться, когда оно исполнится.
На этот мажорной ноте я заканчиваю рассказ о Кельне. В следующей части отчета расскажу о городе столь же древнем, как Кельн и так же, как Кельн, лежащем на берегах Рейна. Разговор пойдет о Кобленце. Продолжение следует.

Германские зарисовки. Часть VII
Германские зарисовки. Часть VIII
Германские зарисовки. Часть IХ
Германские зарисовки. Часть X

Как я экономлю на отелях?

Все очень просто – ищите не только на букинге. Я предпочитаю поисковик RoomGuru. Он ищет скидки одновременно на Booking и на 70 других сайтах бронирования.

Отели со скидкой здесь

Необычные экскурсии в Кельне:

Посмотреть все →


Оставить комментарий